Skip to Content

Заменить люстрацию правом граждан на оружие?

ПРЕДУПРЕЖДЕНИЕ ХАМАМ

 
— Сколько вам лет? 
Он посмотрел на револьвер в моей руке.
— Мистер, у меня в кассе не много, но берите все. Я не подниму шум.
— Мне не ваши поганые деньги нужны. Сколько вам лет? Он был озадачен.
— Сорок два.
—Да,— я прищелкнул языком,— прожили бы еще годиков двадцать или тридцать,
если бы потрудились быть вежливым. Он не понимал.
— Я вас застрелю,— сказал я,— из-за этой четырехцентовой марки и конфет с
вишнями.
Он не понимал, при чем тут конфеты, марку он держал в руке. Ужас исказил его
лицо.
— Вы с ума сошли! Не убьете же вы человека из-за такой чепухи!
— Убью.
И я это сделал.
 
Когда доктор Бриллер сказал, что жить мне осталось четыре месяца, я, понятно,
растерялся.
— Вы уверены, что не перепутали рентгеновские снимки?— спросил я.— Такое
бывает.
— К сожалению, нет, мистер Тернер.
— Или анализы? Может, моя фамилия по ошибке на чужом... Он покачал головой.
Было это под вечер, солнце уже заходило. Если действительно время умирать, я
предпочел бы утро. Все-таки веселее.
— В подобных случаях,— продолжал доктор Бриллер,— перед врачом диллема:
сказать или не сказать пациенту? Я своим говорю. Пусть знают. Уладят свои
дела, успеют и поразвлечься... К тому же я пишу книгу.— Он придвинул к себе
стопку бумаги.
— Как вы намерены распорядиться оставшимся у вас временем?
— Право, не думал. Я ведь только что узнал.
— Да, конечно, пока не к спеху,— сказал доктор Бриллер,— но, когда надумаете,
сообщите. Моя книга о том, что делает человек в оставшееся у него время, если
знает, когда ему суждено умереть.
Он отодвинул бумагу.

Я всегда вел бездумный образ жизни. Я ничего не дал миру, но ничего и не
захватил. Я хотел лишь, чтобы меня оставили в покос. Жизнь тяжела и без
ненужного общения с людьми.

Что можно сделать полезного в оставшиеся четыре месяца? Не знаю, долго ли я
ходил размышляя, но вдруг очутился на длинном извилистом мосту, который вел к
дороге у озера. Звуки механической музыки ворвались в мое сознание, и я
посмотрел вниз. Там расположился цирк с аттракционами.
 
Я спустился с моста и через несколько минут был на полпути к рядам палаток,
где человеческие уродства эксплуатируются и выставляются на забаву детям.
Вскоре я уже стоял у цирка и безотчетно наблюдал за скучающим контролером,
сидевшим на возвышении возле главного входа. К нему подошел симпатичного вида
мужчина с двумя девочками и протянул несколько картонных квадратиков, наверно
пропуска.
Контролер провел пальцем по листку бумаги, лежавшему сбоку. Глаза его
загорелись, и он свирепо оглядел сверху мужчину и девочек. Потом со злостью
медленно разорвал картонки.
— Черта с два!— сказал он.— Негодные! Мужчина вспыхнул:
— Почему?
— Вы содрали афиши!— рявкнул контролер.— Убирайтесь, шантрапа!
Девочки недоуменно уставились на отца. Что же теперь будет? Что он сделает?
Мужчина стоял не двигаясь, посмотрел на детей, зажмурился и сказал:
— Пошли, ребятки. Пошли домой.
И он увел их. Дети все оглядывались и, видимо, потрясенные, молчали. Я
подошел к контролеру.
— Почему вы разорвали пропуска? Он смерил меня взглядом.
— А вам какое дело?
— Может, самое прямое.
— Потому что он содрал афиши.— Он раздражено изучал меня.
— Я уже это слышал. Извольте объяснить. Неохотно, словно делая мне одолжение,
он сказал:
— Наш расклейщик афиш проходит через город за две недели до приезда цирка и
оставляет их в бакалейных лавках, в обувных, на базаре — всюду, где хотят их
вывесить. За это мы даем пропуска, только не все эти люди знают, что мы их
проверяем. Если, когда мы прибыли, афиши сорваны, пропуска недействительны.
— Понятно,— сухо сказал я.— Если кто снял афиши раньше времени или получил
ваши пропуска у кого-нибудь, вы рвете их на глазах у этого простака и его
ребятишек. Вы совершили одно из самых жестоких преступлений. Вы унизили
человека перед его детьми.
— Вы кто, полисмен?
— Это не важно. Дети в таком возрасте считают, что их отец самый лучший в
мире, самый смелый и благородный, а теперь они будут помнить, что какой-то
человек оскорбил их отца, а он промолчал.
— А почему он не купил билеты? Вы-то кто, городской инспектор?
— Нет, не полисмен и не инспектор. Не мог он купить билеты и не мог ругнуть
вас, как вы того заслуживаете: потому что с ним были дети. Он вынужден был
отступить. Почему вы не сказали хотя бы: извините, сэр, ваши пропуска
недействительны, почему вежливо и спокойно не объяснили?
— Мне платят не за вежливость.— Ухмылка обнажила его желтые зубы.— И знаете,
мистер, мне нравится рвать пропуска, это доставляет удовольствие.
Именно так! Маленький человек, которому дали маленькую власть, и он
пользуется ею, как Цезарь.
— А теперь, мистер,— он приподнялся,— убирайтесь ко всем чертям, а не то я
спущусь и погоняю вас через всю площадь.
Да, это зверь, без души, без сердца. Такой будет чинить зло до конца своих
дней. Существо, которое надо стереть с лица земли...

Я смотрел еще несколько мгновений на его искаженное злобой лицо, повернулся и
ушел. На мосту я сел в автобус и поехал на 37-ю улицу в спортивный магазин.
Я купил 32-калиберный револьвер и коробку патронов.
Когда я вышел на мосту из автобуса, солнце уже скрылось и ярко горели
карнавальные фонари. Контролер все еще сидел на своем маленьком троне. Как же
это сделать? Подойти и застрелить?
Вопрос разрешился сам собой. Я увидел, что кто-то садится на его место,
по-видимому, сменщик. Контролер зажег сигарету и направился в сторону
неосвещенной дороги у озера.

Я нагнал его за поворотом, позади кустарника. Место пустынное, хотя и
неподалеку от цирка.
Он услышал мои шаги и обернулся.
Глаза его расширились, когда он увидел у меня револьвер.
— Сколько вам лет?— спросил я.
— Послушайте, мистер,— сказал он поспешно,— тут у меня в кармане несколько
десятидолларовых бумажек...
— Сколько вам лет?— повторил я.
— Тридцать два.— Глаза его нервно забегали.
— Прожили бы еще лет сорок до семидесяти, если бы потрудились вести себя как
человек.
— Вы что, рехнулись?
— Пусть так.
Я нажал курок. Он качнулся и упал на край дорожки. Я присел на ближнюю
скамью. Подождал минут пять, десять. Неужели никто не услышал выстрела? Я
вдруг почувствовал, что голоден. Я ничего не ел с самого утра, а теперь меня
поведут в полицейский участок, и начнется бесконечный допрос. Я вырвал из
блокнота листок и написал:
"Можно простить человеку грубое слово, сказанное невзначай, но этот человек
безжалостно хамил всю свою жизнь. Ему нет прощения. Он заслуживает такого
конца".

Я хотел было подписаться, потом решил, что хватит инициалов. Сложив бумажку,
я сунул ее в боковой карман контролеру. Я никого не встретил, когда
возвращался по дороге к пешеходному мосту, и направился к Верглеру — одному
из лучших ресторанов в городе.
Теперь, когда жить мне осталось недолго, можно не экономить.
После ужина я решил, что неплохо бы прокатиться в вечернем автобусе. У
обочины на 68-й улице ждала хрупкая седая женщина. Водитель был человек
раздражительный, и пассажиры были для него врагами. Он неохотно остановил
машину и открыл дверцу. Женщина поставила ногу на нижнюю ступеньку и,
улыбаясь, кивнула пассажирам. Я подумал: она радуется жизни и редко ездит в
автобусах.
— Ну,— огрызнулся водитель,— вы так и будете стоять здесь целый день?
Она покраснела и заикаясь произнесла:
— Извините, пожалуйста.
Она протянула пятидолларовую бумажку. Водитель злобно посмотрел на нее:
— А мельче у вас что, нет?
— Право, не знаю. — Краска сгустилась не ее лице.— Я поищу.
Она нашла двадцать пять центов и робко протянула водителю.
— В ящик!— рявкнул он.
Издевательство над женщиной явно доставляло ему удовольствие. Он резко дернул
машину, и женщина чуть не упала. Едва успела ухватиться за поручень. Обвела
глазами пассажиров, словно извиняясь за то, что была нерасторопна, не сразу
нашла мелочь. С дрожащей улыбкой она села. На 82-й улице она встала, подала
знак водителю остановить автобус и пошла вперед.
Водитель повернул голову и окинул ее свирепым взглядом.
— Через заднюю! Когда наконец вы все усвоите, что выходить надо через заднюю
дверь?!
Я и сам за то, чтобы выходили через заднюю дверь, особенно когда автобус
полон. Но здесь было всего несколько человек; они с ужасающим безразличием
читали свои газеты.
 
Женщина вышла через заднюю дверь. Вечер был для нее загублен, может, еще
много других вечеров, при мысли о происшедшем.
Я ехал до конца маршрута и был единственным пассажиром, когда водитель сделал
круг и затормозил на остановке.
Это был глухой, плохо освещенный район. Автобуса никто не ждал. Водитель
посмотрел на часы, закурил сигарету, потом заметил меня.
— Ежели намерены ехать обратно, мистер, опустите в ящик двадцать пять центов.
Бесплатно не возим!
Я встал и медленно прошел вперед к месту, где он сидел.
— Сколько вам лет?
— Не ваше собачье дело!— Глаза его сузились.
— Лет тридцать пять,— сказал я.— Могли бы прожить еще тридцать или больше.
Я достал револьвер.
— Берите деньги!— взмолился он.
— Мне не деньги нужны. Я думаю о славной женщине, может, сотнях других
оскорбленных вами симпатичных женщинах, ни в чем не повинных мужчин,
улыбающихся детей. Вы преступник. Нет оправдания тому, что вы
делаете.
И я застрелил его.
 
Прошло минут десять, и никто не появился. Мне ужасно хотелось спать. Пожалуй,
сдамся полиции после того, как высплюсь, подумал я. На листке бумаги из
своего блокнота я объяснил, почему убил водителя, добавил свои инициалы и
положил листок ему в карман.

Проснулся я почти в десять. Приняв душ и позавтракав, я надел свой лучший
костюм. Вспомнил, что не оплатил месячный счет за телефон, выписал чек и
написал на конверте адрес телефонной компании, но не нашел у себя марки.
Ладно, куплю по дороге в полицейский участок, подумал я.
 
Я зашел в угловую аптеку. Аптекарь в белом халате сидел и читал газету, а
покупатель отмечал что-то в книге заказов. Не поднимая головы от газеты,
аптекарь сказал:
— У них есть отпечатки его пальцев, его почерк, есть инициалы. Хороша
полиция, нечего сказать!
— Какой толк от отпечатков, если их нет в полицейских досье? И что толку в
почерке, если не с чем сравнивать? А сколько тысяч людей в нашем городе имеют
инициалы Л.Т.— Покупатель закрыл книгу.— Зайду на будущей неделе.
Он ушел. Аптекарь читал газету.
Я кашлянул. Он дочитал длинный абзац, потом взглянул на меня:
— Ну?
— Дайте мне, пожалуйста, четырехцентовую марку.
Он смотрел на меня таким взглядом, словно я ударил его, наконец встал и
медленно пошел в конец лавки.
Я хотел было последовать за ним, но мое внимание привлекла витрина с
трубками. Почувствовав его взгляд, я поднял на него глаза.
Аптекарь стоял в конце лавки, упершись в бок рукой, в другой,
пренебрежительно сощурившись, он держал марку.
— Вы что, ждете, чтобы я вам подал?

И мне вспомнился шестилетний мальчик, обладатель пяти пенни. Было это в те
времена, когда конфета стоила одно пенни. Мальчик зачарованно уставился на
витрину — чего только здесь не было! — и мысленно прикидывал, что ему купить.
Только не конфеты с вишнями, эти он не любил.
И вдруг он увидел аптекаря. Тот стоял за прилавком и постукивал ногой. Его
глаза с раздражением, нет, со злобой были устремлены на мальчика:
— Ты что, прирос к месту, так и будешь весь день стоять за свой жалкий медяк!
Мальчику показалось, что его ударили. Этот человек пренебрег его деньгами,
презрел его самого. Неловко, безотчетно он показал пальцем:
— На пять центов этого.
Ему дали конфеты с вишнями. Но не все ли равно. Теперь он не стал бы есть
самые хорошие, самые вкусные...
Я смотрел на аптекаря и видел в его глазах жгучую ненависть, ненависть к
любому, от кого не было прибыли. О, он пресмыкался бы передо мною, если бы я
купил у него дорогую трубку!
Я двинулся к аптекарю, стоявшему в конце своей лавки, и достал револьвер.
— Сколько вам лет?
 
На этот раз я отомстил за себя, за мальчика, который много лет назад выбросил
кулечек конфет с вишнями. Я зашел в ближайший бар, заказал бренди и воду.
Спустя минут десять я услышал вой сирены полицейской машины. Бармен подошел к
окну.
— Совсем рядом.— Он снял халат.— Пойду взгляну, что там происходит.
Я медленно тянул бренди и наблюдал за подъезжающими полицейскими машинами. А
минут через десять вернулся бармен, следом за ним вошел посетитель.
— Кружку пива, Джо.
— Стреляли в аптекаря. Похоже, тот, который убивает людей за грубость.
Он налил пива вошедшему с ним человеку. Тот сказал:
— А может, это был грабитель.
— Нет,— Джо покачал головой,— Фред Мастере из лавки напротив, который
обнаружил тело, читал записку.
— Я по нему плакать не стану,— сказал человек, вошедший вместе с Джо.—
Омерзительный тип.
— Никто в районе о нем не пожалеет,— вставил бармен.— От него только и жди
неприятностей.
 
Я хотел было встать и вернуться в аптеку, чтобы сдаться полиции, но
передумал, заказал еще бренди и достал свой блокнот. Я начал составлять
список. Имена возникали одно за другим. Из горьких воспоминаний, из своего
опыта, но больше из случаев, которые я наблюдал и, может быть, острее
переживал оскорбления, чем жертвы.
Имена... Я забыл имя владельца завода. В тот день мисс Ньюмен и мы, тридцать
школьников, отправились на экскурсию. Она хотела показать нам "работу
промышленности". Она всегда предварительно договаривалась с владельцами. На
этот раз она, по-видимому, сбилась с дороги или мы случайно оказались возле
этого предприятия. И владелец прогнал ее. Он обрушил не нее слова, которых мы
не понимали, но чувствовали их грубость. Адресованы они были мисс Ньюмен и
нам, ученикам, которые ее обожали.
 
Она была маленькой, слабой, и она испугалась. Мы отступили. Мисс Ньюмен
больше не пришла в школу, а потом мы узнали, что она попросила, чтобы ее
перевели в другую.
Я любил ее и понимал, почему она так поступила: после того, что произошло, ей
стыдно было смотреть нам в глаза.
Спустя полчаса я ушел из бара. У меня вдруг оказалось по горло работы.
Хозяина предприятия я отыскал. Я сказал ему, почему он должен умереть — ведь
он даже не помнил, что оскорбил женщину и детей.

Потом я зашел в ресторан неподалеку. Официантка перестала наконец болтать с
кассиршей и величественно подплыла к моему столику:
— Вам чего?
Я заказал бифштекс и кофе. Бифштекс оказался жестким, а когда я потянулся за
кофейной ложечкой, то уронил ее на пол. Я поднял.
— Окажите любезность, принесите мне другую ложечку,— обратился я к официантке.
Она с надменным видом прошествовала к моему столику и выдернула ложку у меня
из рук.
— У вас что, трясучка?
Через несколько минут она вернулась и хотела было швырнуть ложку мне на стол.
Вдруг какая-то мысль смягчила жестокое выражение ее лица.
— Извините, мистер,— официантка нервно засмеялась,— если я была нелюбезна.
Она извинилась, и поэтому я сказал:
— Ничего, ничего...
— Роняйте ложку, когда вам вздумается, мистер. Я судоволь-ствием принесу
другую.
— Благодарю вас.
— Вы не обиделись, мистер, я вас не обидела?— взволнованно спросила она.
— Нет, нисколько.
Она схватила газету со стола, за которым никто не сидел.
— Вот, сэр, читайте, пока обедаете.
Когда она отошла, кассирша оторопело уставилась на нее.
— Что это на тебя нашло, Мэбл?
— Поди знай, кто он такой.— Мэбл взглянула в мою сторону.— В наши дни лучше
быть вежливой.

Вечером я посетил доктора Бриллера, а когда вышел из автобуса и направился к
себе домой, было почти десять.
Я уже подходил к ближайшему от дома углу, как вдруг услышал выстрел. На
Милдинг-лайн я увидел на тротуаре маленького роста мужчину, склоненного над
телом убитого. Я посмотрел на труп.
— Боже, ведь это полицейский,— сказал я.
— Да,— коротышка кивнул.— Может, я поступил чересчур сурово, но ведь он
ругался последними словами без всякой на то надобности.
— Вот что,— сказал я.
— Я поставил машину возле этой колонки. Поверьте, чисто случайно. Полисмен
ждал, пока я вернулся. И он обрушил на
меня поток брани, назвал идиотом, слепым, машину я украл, а под конец сказал,
что я незаконнорожденный. Моя мать была ангел, сэр. Ангел.
Мне вспомнился случай, который произошел со мной. Задумавшись, я в
неположенном месте перешел улицу, и меня задержали. Я покаянно воспринял бы
обычное предупреждение, штраф, но регулировщик разразился богохульной
проповедью на глазах у столпившихся прохожих. Разве это не оскорбительно!
Коротышка посмотрел на револьвер в своей руке.
— Купил сегодня. Намеревался пристрелить управляющего домом, где я живу.
Хулиган.
— Грубиян,— согласился я. Он вздохнул.
— Теперь, пожалуй, я должен объявить о себе полиции? Я задумался. Он наблюдал
за мной. Кашлянул.
— А может, оставить записку? Я, видите ли, читал в газетах об этом...
Я протянул ему свой блокнот.
Он написал несколько строк, подписал инициалы и засунул этот листок бумаги
меж двух пуговиц в куртке полицейского.
— Не забыть бы купить себе.— Он протянул мне блокнот и открыл дверцу машины.—
Вас подвезти?
— Нет, спасибо,— сказал я. — Прекрасный вечер. Я прогуляюсь.

 

Джек РИТЧИ -

0
Ваш голос: Ні

Коментарі

Аватар користувача Дейниченко Володимир

Расстреляны депутаты от правящей партии.Лучше люстрация!

Маоистские повстанцы подорвали, а затем расстреляли кортеж депутатов от правящей партии, которые возвращались с митинга. Премьер-министр страны объявил "черный день для демократии".

 

Нападение маоистов в Индии
Маоисты подорвали бомбы, а затем расстреляли кортеж правящей партии

 

В индийском штате Чхаттисгарха маоисты атаковали кортеж депутатов от правящей партии "Национальный конгресс", которые возвращались с митинга. Погибли по меньшей мере 28 человек, 24 получили ранения.

Нападение террористов произошло по дороге в столицу штата, город Раипур. В атаке участвовали около 200 боевиков. 

По сообщениям местных СМИ, нападавшие завалили дорогу деревьями, привели в действие заложенные заранее бомбы, а затем начали расстреливать автомобили из огнестрельного оружия.

Среди погибших - региональный лидер правящей партии Махендра Карма. Также жертвами нападения стали сотрудники полиции, которые сопровождали кортеж, и сторонники партии, участвовавшие в митинге.

Лидер "Национального конгресса" Соня Ганди уже назвала случившееся "атакой на демократическую систему Индии". 

Премьер-министр Индии Манмохан Сингх расценил нападение маоистов как "черный день для демократии". 

Маоистские повстанцы ведут антиправительственную борьбу в Индии с 1967 года. Своей целью они называют создание на территории государства "свободных зон" с коммунистическим правительством. Маоисты действуют в 600 районах страны и выступают под лозунгами "борьбы за права обездоленных".

В апреле премьер Манмохан Сингх назвал маоистских повстанцев главной внутренней угрозой для безопасности Индии.

Думаю, всім все зрозуміло?... Моє шанування.  В. Дейниченко

Аватар користувача Дейниченко Володимир

сделали почетным членом

Оскорбившего татар генконсула РФ сделали почетным членом Русской общины Крыма 80

 

26 мая в 14:45
 

Российские националисты в Крыму заступились за Владимира Андреева и поддержали его мнение о "преступных действиях крымскотатарских коллаборационистов".

 

Владимир Андреев
Российские националисты в Крыму поддержали Андреева
15minut.org

 

Скандальному генконсулу РФ в Симферополе Владимиру Андрееву, который в интервью журналистам 21 мая допустил оскорбительные для крымских татар высказывания, присвоили звание "почетный член Русской общины Крыма". 

Такое решение было принято на совместном заседании Думы Русской общины Крыма и политсовета Крымской республиканской организации партии "Русское Единство" 25 мая в Симферополе, сообщила пресс-служба Русской общины Крыма. 

"Консул занимает очень принципиальную, правильную позицию, зачастую даже в ущерб своим личным интересам. Поэтому мы не можем спокойно смотреть на то, как одиозные политики из нелегальной организации "меджлис" и недобросовестные журналисты устраивают гнусные провокации против Владимира Андреева", – заявил один из инициаторов присвоения консулу почетного звания, председатель Русской общины Крыма Сергей Цеков.

Цекова поддержал депутат Верховного Совета Крыма от партии "Русское Единство" Сергей Шувайников. 

"Владимир Андреев заслуживает звания Почетного члена Русской общины Крыма. Он озвучил мнение, которого придерживается большинство русских и русскокультурных людей, проживающих в Крыму. История не должна мифологизироваться. Переселение крымских татар с территории Крыма в 1944 году – это трагедия и преступление советского руководства, с этим никто не спорит. Но также должны быть признаны преступными и действия крымскотатарских коллаборационистов, которые в годы Великой Отечественной войны участвовали в деятельности так называемых добровольческих батальонов. Которые, вместе с коллаборантами из числа других национальностей, под руководством офицеров СС, осуществляли расправы над партизанами, мирными жителями, оказывавшими им поддержку, сдавали фашистам партизанские отряды, сжигали деревни, убивали советских граждан в концлагере на территории совхоза "Красный" и др", - заявил он.

Напомним, в интервью телеканалу ATR, вышедшем 21 мая, генконсул РФ заявил, что "тема коллаборационизма и пособничества оккупантам обязана присутствовать во всех мероприятиях", которые касаются депортации крымских татар.

При этом на уточняющий вопрос журналиста Андреев несколько раз повторил, что его позиция соответствует официальной позиции России.

В Меджлисе крымскотатарского народа утверждения генконсула РФ назвали оскорбительными и циничными. Татары провели пикет российского консульства в Симферополе.

Позднее российский МИД признал, что Андреев допустил некорректные высказывания в отношении крымских татар.

Сам Андреев обиделся на позицию своего дипломатического ведомства. Он заявил, что остается при своем мнении, а заявление МИД расценивает как "беспомощное, глупое и беспринципное позорище МИД России". Андреев также сообщил, что принял решение оставить свой пост. Впрочем, официальных документов о его отставке пока нет

Думаю, всім все зрозуміло?... Моє шанування.  В. Дейниченко

Аватар користувача Дейниченко Володимир

Кабмин пока окончательно не решился дать людям оружие

Кабмин пока окончательно не решился дать людям оружие

Пятница, 24 мая 2013,

 

Кабмин пока не принял окончательную редакцию закона о легализации травматического оружия в Украине.

Такой вывод можно сделать из заявления премьера Николая Азарова на его странице в сети Facebook.

"Как всегда, наши средства массовой информации выдают желаемое за действительное. Действительно, на Кабинете Министров рассматривался проект закона о разрешительной системе при приобретении оружия", - уточнил он.

"Однако он был направлен на доработку в МВД, и я думаю, что МВД учтет не только критику, прозвучавшую на заседании Кабинета Министров, но также и ту критику, которая сейчас звучит в некоторых СМИ, которые трактуют это как уже решенное дело", - уточнил Азаров.

"Еще раз подчеркиваю, вопрос не решен. Он находится в стадии рассмотрения. И, безусловно, мнение общественности будет учтено Кабинетом Министров", - добавил он.

"Проект закона не подписан премьер-министром. Так кто может распространять информацию о том, что Кабинет Министров принял такой закон? В данном случае это уже не информация, а дезинформация", - подытожил премьер.

Как известно, 16 мая "Коммерсант" написал, что Кабинет Министров поддержал инициативу о разрешении свободной продажи травматического оружия всем гражданам, достигшим 18-летнего возраста.

Подробнее о том, чем грозит свободная продажа оружия читайте в статье "Правительство вооружит частные армии?".

�на�/��@� Ѓ ительной системе при приобретении оружия", - уточнил он.

 

"Однако он был направлен на доработку в МВД, и я думаю, что МВД учтет не только критику, прозвучавшую на заседании Кабинета Министров, но также и ту критику, которая сейчас звучит в некоторых СМИ, которые трактуют это как уже решенное дело", - уточнил Азаров.

"Еще раз подчеркиваю, вопрос не решен. Он находится в стадии рассмотрения. И, безусловно, мнение общественности будет учтено Кабинетом Министров", - добавил он.

"Проект закона не подписан премьер-министром. Так кто может распространять информацию о том, что Кабинет Министров принял такой закон? В данном случае это уже не информация, а дезинформация", - подытожил премьер.

Как известно, 16 мая "Коммерсант" написал, что Кабинет Министров поддержал инициативу о разрешении свободной продажи травматического оружия всем гражданам, достигшим 18-летнего возраста.

Подробнее о том, чем грозит свободная продажа оружия читайте в статье "Правительство вооружит частные армии?".

Украинская правда

Думаю, всім все зрозуміло?... Моє шанування.  В. Дейниченко

Аватар користувача Дейниченко Володимир

Уряд озброїть приватні армії?


Уряд озброїть приватні армії?

 

Сергій Щербина, ЕП 14 травня 2013

 

Вже багато десятиріч існує відомий вислів, який має багато варіантів, але одну й ту саму сутність: "Бог створив Америку, а полковник Кольт всіх урівняв". Цей вислів мав відображати значення винаходу Кольта у становленні американської демократії.

Втім, зараз це вже менш очевидно. У США триває більш ніж серйозна дискусія навколо дозволу на вільне зберігання та носіння зброя. Ця дискусія підігрівається регулярними новинами про масові розстріли безневинних людей психічно неврівноваженими громадянами.

В Україні вільне зберігання та носіння зброї простими громадянами заборонено. Деякі послаблення зроблені для так званої "зброї несмертельної дії". Мова йде про пристрої для відстрілу гумових куль, або ж "травматики".

Ще 13 червня 2000 року у МВС був виданий наказ №379, який містить гриф "ДСК" ("Для службового користування"). Втім, формально утаємничений документ вже давно став надбанням суспільства. Саме цей документ визначає, які категорії громадян мають право на травматичну зброю.

Зокрема, це народні депутати, близькі родичі працівників суду, правоохоронних органів та самі правоохоронці, особи, які беруть участь у кримінальному судочинстві, громадяни, які беруть участь у охороні громадського порядку та державного кордону, держслужбовці та журналісти.

Цим же документом визначений перелік документів, які необхідно подавати названим категоріям громадян для отримання дозволу на "травматик".

Формально все виписано чітко і навіть мало б бути утаємничено, але не при існуючій тотальній корупції. За наявності грошей, зв'язків та великого бажання отримати дозвіл може кожен. Як і купити бажаний пристрій, що коштує кілька тисяч гривень.

Але тепер український уряд вирішив зробити свою лайт-версію славнозвісної "Другої поправки до Конституції США".

У розпорядженні "Економічної правди" опинився текст законопроекту "Про дозвільну систему у сфері поводження із спеціально визначеними видами зброї, бойовими припасами до неї, засобами індивідуального захисту та активної оборони, вибуховими матеріалами промислового призначення".

Цей документ, розроблений у Міністерстві внутрішніх справ, має бути винесений на засідання Кабміну у середу, 14 травня. І, у випадку його затвердження, буде переданий до Верховної Ради.

Зокрема, документом пропонується надати право всім повнолітнім громадянам України на придбання травматичної зброї.

 

Збройні норми

Пояснювальну записку до цього законопроекту підписав особисто "сімейний" міністр внутрішніх справ Віталій Захарченко.

Обґрунтування визначено у записці лаконічно: "Метою законопроекту є визначення загальних правових та організаційних засад функціонування дозвільної системи в органах внутрішніх справ". Цікаво, що це має пояснити?

"Прийняття законопроекту сприятиме створенню додаткових умов для забезпечення захисту життя, здоров'я, майна законних інтересів фізичних та юридичних осіб, а також державного контролю за поводженням з об'єктами дозвільної системи", - йдеться у документі.

Після прочитання останнього формулювання закрадається питання, а чим же будуть займатися у самому МВС, якщо громадяни муситимуть самі себе обороняти? Видаватимуть дозволи на оборону?

Втім, в цілому даний документ начебто покликаний лише унормувати дозвільну систему з "збройовій" сфері. Він стосується вогнепальної, холодної, пневматичної, травматичної та газової зброї, вибухових матеріалів.

Все б нічого, якби не стаття 7 – "Права фізичних осіб на об'єкти дозвільної системи". Частина 2 цієї статті звучить наступним чином:

"Громадяни України, які досягли 18-річного віку, мають право придбавати такі види зброї та засобів активної оборони:

- вогнепальна зброя (мисливська гладкоствольна), у тому числі деактивована (охолощена), бойові припаси до неї;

- холодна зброя (арбалети, шаблі, мечі, кинджали, мисливські ножі тощо);

- пневматична зброя калібру понад 4,5 міліметра і швидкістю польоту колу понад 100 метрів на секунду;

- пістолети і револьвери (пристрої) вітчизняного виробництва для відстрілу патронів, споряджених гумовими чи аналогічними за своїми властивостями метальними снарядами несмертельної дії, та зазначені патрони;

- газові пістолети і револьвери та патрони до них, заряджені речовинами сльозоточивої та дратівної дії".

 

Частина 3 цієї статті також закріплює право громадян, які досягли 21-річного віку, на придбання нарізної мисливської зброї.

Стаття 10 документу передбачає, що відповідні дозволи будуть видавати уповноважені органи МВС, а стаття 13 визначає підстави для анулювання дозволів та відмови у їх видачі.

Частина 1 цієї норми звучить наступним чином: "Підставами для відмови у видачі та анулювання дозволів на придбання, зберігання, носіння, перевезення та використання об'єктів дозвільної системи є:

- відсутність довідки (висновку) закладу охорони здоров'я про те, що особа за станом здоров'я може володіти об'єктом дозвільної системи;

- рішення суду про обмеження цивільної дієздатності фізичної особи, визнання фізичної особи недієздатною, безвісно відсутньою чи оголошення її померлою;

- відомості про систематичні порушення особою правил обігу обєктів дозвільної системи, громадського порядку (якщо є рішення суду), перебування на обліку та лікуванні від алкоголізму, вживання наркотичних засобів або психотропних речовин;

- вирок суду про засудження особи до позбавлення волі;

- непогашена або не знята в установленому порядку з особи судимість за тяжкі та особливо тяжкі злочини, а також злочини, скоєні з застосуванням зброї чи вибухових пристроїв;

- недосягнення особами віку, установленого частиною другою і третьою статті 7 цього закону;

- відсутність реєстрації місця проживання;

- відсутність необхідних умов для забезпечення зберігання зброї, бойових припасів до неї, засобів індивідуального захисту та активної оборони, вибухових матеріалів;

- відсутність права на придбання, зберігання, носіння, перевезення та використання об'єктів дозвільної системи;

- відсутність довідки при вивчення матеріальної частини зброї, правил поводження з нею та порядку застосування".

Таким чином всі повнолітні громадяни України зможуть отримати право на травматичну зброю у разі виконання вимог отримання дозволу.

 

Незгодні з уряду

Законопроект Захарченка не сподобався навіть деяким урядовцям. Технічні зауваження до документу висловлювали міністр регіонального розвитку Геннадій Темник, міністр юстиції Олександр Лавринович та інші.

Але найцікавішим є висновок щодо відповідності цього документу положенням Конвенції про захист прав людини і основоположних свобод та практиці Європейського суду з прав людини, який також є у розпорядженні "ЕП".

Урядовий уповноважений у справах ЄСПЛ Назар Кульчицький прямим текстом написав, щонаведений законопроект не відповідає Конвенції та практиці Євросуду.

 

 

Левова частина зауважень чиновника стосується саме цитованих вище підстав для відмови у видачі дозволу на зброю. Є кілька знакових моментів, які варто процитувати.

Кульчицький звертає увагу, що умовою отримання дозволу є медична довідка. "Разом з цим, проект не передбачає встановлення механізму контролю стану здоров я особи (в тому числі психічного) в процесі володіння зброєю", - зазначив урядовий уповноважений.

Також, за словами Кульчицького, проект не передбачає чіткого механізму отримання дозвільним органом актуальної інформації щодо дієздатності особи, систематичні порушення громадського порядку, перебування на лікуванні від алкоголізму і так далі.

"Більше того, неврегульованим залишається весь комплекс правовідносин, що виникає в процесі анулювання дозволу, зокрема: підстав, порядку та строків такого анулювання", - йдеться у документі.

Також Кульчицький звертає увагу, що законопроект не встановлює обов'язку уповноваженого органу анулювати дозвіл у відповідних випадках.

"Беручи до уваги те, що проект не забезпечує чіткого регулювання питань контролю володільців зброї з боку держави, тим самим створюючи потенційну загрозу для життя інших осіб, можна зробити висновок, що проект не відповідає Конвенції (про захист прав людини)", - наголосив уповноважений.

Деякі пояснення

 

Назар Кульчицький, хоча й бюрократичною мовою, але більш-менш повно пояснив загрози нового документу. А якщо все ним наведене помножити на всеохоплюючу українську корупцію, ситуація стає ще гіршою.

Буде зайвим пояснювати, яким чином отримуються медичні довідки та вирішуються питання у дозвільних органах в сучасній Україні.

Простою мовою, в Україні надзвичайно легко отримати довідку, згідно з якою особа буде визнана дієздатною та цілком врівноваженою. Тим більше, немає жодного шансу проконтролювати, що людина буде робити з отриманою зброєю.

Події, що регулярно трапляються в США, вказують на те саме. Навіть Штати з їхньою дійсно потужною правовою системою не можуть уникнути прикрих випадків зловживань зброєю. Що вже казати про Україну?

Втім, як вже зазначалося, при бажанні обзавестися "травматиком" можна й зараз. Проект Захарченка лише легалізує озброєння.

 

Але не варто недооцінювати легалізацію, яка відкриває дорогу для ще більшого розповсюдження травматичної зброї. Вона хоч і називається травматичною, але цілком спроможна вбити людину. Можна лише здогадуватися, що відбуватиметься на вулицях, коли "травматиків" стане ще більше.

Є й ще один аспект. 18 жовтня минулого року набув чинності закон "Про охоронну діяльність", який покликаний унормувати діяльність приватної охорони.

Як відомо, в Україні існували два рівня охоронних фірм. Державна служба охорони, яка відноситься до МВС, була повноцінною правоохоронною структурою. Її працівники носили вогнепальну зброю та користувалися всіма правами міліціонерів. "Другим сортом" були приватні охоронці, статус яких лишався незрозумілим.

Урівняти "приватників" та міліцію дуже хотіли бізнесмени та політики різних рівнів. Якщо їх охоронці навіть носять вогнепальну зброю, то це глибоко протизаконно. Виходом було отримання спецдозволів на "травматики".

Але для цього охоронців потрібно було "підганяти" під відповідну категорію громадян, яка має на це право. Якщо проект Захарченка пройде уряд та Верховну Раду, цих проблем більше не буде.

І тут особливо цікавою стає інформація про активне створення цілих загонів охоронців окремими олігархами та політиками.

Наприклад, розповідають, що величезна кількість охоронних фірм по всій країні, у яких працюють тисячі людей, належить структурам Ріната Ахметова. Іншим цікавим прикладом є перший віце-прем'єр Сергій Арбузов.

Як стверджують інформовані люди, ще в часи керівництва Нацбанком останній зробив з паркінгу НБУ базу для своєї служби безпеки. Ця служба безпеки нібито налічує десятки чи навіть сотні спеціально навчених людей.

 

Виникає логічне питання – чи не є кінцевою метою описаного законопроекту легальне озброєння цілих приватних армій?

Головне, щоб у разі ухвалення цього документу, уряду не прийшлося терміново вдосконалювати систему медицини невідкладних станів та ритуальних послуг.

Думаю, всім все зрозуміло?... Моє шанування.  В. Дейниченко

Аватар користувача Дейниченко Володимир

сторонник расширения прав граждан на оружие

Я сторонник расширения прав граждан, в частности на ношение и владение оружием, - рассказывает политолог 63-летний Дмитрий Выдрин.

- Для нас может быть примером американская система обращения оружия. Полицейский в США не имеет права на автоматический пистолет, муниципальный полицейский не имеет права на нарезное оружие. У нас наоборот - люди имеют право на гладкоствольное оружие, а милиция вооружена нарезным. "Милиция" - от слова "милитари", военный, а "полиция" - от "полис", то есть защита. Нужно изменять психологию. В городе должны быть не военные, а защитники правопорядка. Гражданин должен иметь право на оружие, как и власть.

Право на ношение оружия следует дать людям по трем причинам. Во-первых, это осовременывание законодательства. Если человек кого-то застрелил, обороняясь, то его должен судить суд присяжных. В Америке это 11 человек. Там в 99 процентах случаев применение оружия для обороны человека оправдывают. В Украине в тюрьмах сидят люди, стрелявшие из ружья, когда на них нападали с топором. Сажают по статье о допустимом пределе обороны.

Во-вторых, следует повышать общественную культуру владения оружием. Этим должны заниматься общественные организации, которые будут учить людей осторожно обращаться с оружием.

В-третьих, нужно использовать современные технологии, позволяющие минимизировать угрозу владения оружием. При применении оружия в Лондоне это фиксируется, по меньшей мере, тремя видеокамерами слежки. На Западе в продаже появились короткостволы, из которых может стрелять только владелец. Они идентифицируют хозяина по капиллярам на пальцах.

Есть наука виктимология, которая говорит, что жертвы часто сами провоцируют нападение преступника. Условно говоря, если худенький мужчина в очках похож на ботаника с дорогим портфелем, то в определенных районах этот портфель, скорее всего, отберут, если у него не будет пистолета. Это еще один аргумент в пользу права на ношение оружия.


Ирина РЫБАКОВА
Джерело: <a href="http://gazeta.ua/ru/articles/comments-newspaper/_grazhdanin-dolzhen-imet-pravo-na-oruzhie-kak-i-vlast/491736">Gazeta.ua</a>
 

Думаю, всім все зрозуміло?... Моє шанування.  В. Дейниченко

Аватар користувача Дейниченко Володимир

Империя и оружие. В царской России оружия не боялись.

Империя и оружие. В царской России “стволов” в продаже не боялись

 

Мало кто знает, что до революции 1917 года оружие свободно продавалось в охотничьих магазинах.

Маузеры, Наганы, Браунинги, Смит-Вессоны... Парабеллумы. Дамские модели, помещающиеся в женской сумочке.

«Велодоги» — револьверы для велосипедистов, для эффективной защиты от собак. Можно было купить даже станковый пулемет «Максим» тульского производства...

Откроем, к примеру, пасхальный номер журнала «Огонек», 1914 год. Мирная довоенная весна. Читаем рекламу. Наряду с рекламой «одеколона дивного запаха Дралле», фотографических камер «Ферротипия» и средства от геморроя «Анузоль» — реклама револьверов, пистолетов, охотничьих ружей. А вот и наш старый знакомый! Тот самый Браунинг образца 1906 г.:



В журнале особенно рекламируется ИМЕННО браунинг. В классической книге А.Жука «Стрелковое оружие» номер этой модели 31-6. Производство: Бельгия, образец 1906 года, калибр 6.35 мм. Вес всего 350 грамм, но имеет 6 патронов. И каких патронов! Патроны создавались именно для этой модели.

Пуля оболочечная, порох бездымный (в 3 раза мощнее дымного). Такой патрон был мощнее револьверного патрона того же калибра. Модель Браунинга 1906 г. была очень удачна. Размеры пистолета составляли всего 11.4×5.3 см, и он легко умещался на ладони. Что еще было надо для безопасной поездки на рынок??? Рыночные торговцы до революции были вооружены. Неудивительно, что понятие «рэкет» в те времена вообще отсутствовало...

 




Носить Браунинг можно было скрытно — помещался он даже в жилетном кармане и дамском несессере. Из-за малого веса и слабой отдачи его охотно покупали женщины, и к нему прочно приклеилось название «дамский пистолет». Браунинг был популярной моделью среди широких слоев российского общества долгие годы.

Студенты, гимназисты, курсистки, бизнесмены, дипломаты, даже и офицеры — даже вот и огородники! — имели его под рукой. Благодаря низкой цене он был доступен даже школьникам, и преподаватели отмечали среди гимназистов и студентов моду «стреляться из-за несчастной любви». Малокалиберные пистолеты называли также «оружием самоубийц». Пистолеты большого калибра разносили голову как тыкву, а после выстрела в голову из Браунинга покойник хорошо смотрелся в гробу, что должно было приводить к слезам раскаяния у неверной изменницы... Но Браунинг был опасен не только для его обладателя.



Это было эффективное оружие самозащиты. Малокалиберная оболочечная пуля пробивала слой мышц и застревала внутри тела, полностью отдавая ему свою энергию. Уровень медицины начала ХХ века зачастую не позволял спасти человека, пораженного во внутренние органы. Благодаря компактному размеру и своим боевым качествам, Браунинг образца 1906 года был популярнейшей моделью.

 




Всего их было изготовлено более 4 МИЛЛИОНОВ штук! Но как смотрели в царские времена на «превышение пределов необходимой обороны»? Сам термин «необходимая оборона» впервые появился в указе Павла I (которого наши граждане часто представляют чуть ли не полусумасшедшим), и означал он совсем не то, к чему мы все привыкли. В 18 веке в России был такой разбойный промысел — речное пиратство.



Не с таким ли кастетом в кармане ходили по злачным местам журналисты и писатели, не такой ли упоминает В. А. Гиляровский в книге «Москва и Москвичи»?

Шайки бродяг нападали на речные суда, плывшие по основным рекам, и грабили их. Император Павел I принял указ о неукоснительном лишении дворянства всех дворян, которые подверглись нападению на реках и не оказали вооруженного сопротивления.

Дворяне тогда были, естественно, при шпагах, и если они не осуществляли НЕОБХОДИМОЙ ОБОРОНЫ, их этой шпаги лишали, равно как и поместья, и званий... Благодаря такой постановке вопроса в самое короткое время разбойники были перебиты или разбежались, и разбой на реках прекратился.То есть необходимая оборона — это была НЕОБХОДИМОСТЬ вооруженному человеку ОБОРОНЯТЬСЯ.



Пистолет «Велодог» был очень популярен в 19 веке. Его разработали для велосипедистов, на которых часто бросались собаки.

Никаких «пределов» не существовало. В советские же времена это полезное понятие было искажено и если и встречается, то лишь в сочетании «ПРЕВЫШЕНИЕ ПРЕДЕЛОВ необходимой обороны». За вооруженный отпор грабителям была введена уголовная статья, а само оружие было отобрано у населения. Большевики изъяли оружие у населения. Для полного «разоружения буржуазии» немало поработали отряды красной гвардии и советской милиции, проводя массовые обыски. Однако отдельные несознательные «кулаки», как видим, не спешили расстаться с браунингами до середины 30-х годов. И я их понимаю, красивая и нужная вещь...

Пистолет из предмета повседневного обихода с тех пор превратился в СССР в символ принадлежности к силовым структурам или высшей партийной элите. Калибр пистолета был обратно пропорционален положению в обществе. (Чем выше чиновник — тем меньше калибр его пистолета.)...

Эта модель Браунинга была столь популярна, что постепенно вышла из обращения лишь с созданием в 1926 году пистолета Коровина. По сравнению c Браунингом у него был усилен патрон и немного удлинен ствол, а емкость магазина выросла до 8 патронов. Интересно то, что несмотря на малый калибр, он пользовался большим успехом среди командного состава Красной Армии.



А все что осталось рядовому российскому обывателю, изнемогающему от уличной преступности — это с тоской разглядывать страницы дореволюционных журналов: «РЕВОЛЬВЕР С 50 ПАТРОНАМИ. ТОЛЬКО 2 РУБЛЯ. Безопасное и верное оружие для самозащиты, устрашения и поднятия тревоги. Вполне заменяет дорогие и опасные револьверы. Поразительно сильно бьет. Необходим всякому.

Разрешения на этот револьвер не требуется. 50 добавочных патрон стоят 75 копеек, 100 штук — 1 р. 40 коп., за пересылку по почте наложенным платежом присчитывается 35 коп., в Сибирь — 55 коп. При заказе 3 штук прилагается ОДИН РЕВОЛЬВЕР БЕСПЛАТНО.Адрес: г.Лодзь, Товариществу „СЛАВА“ О.»



Справедливости ради надо сказать, что были и некоторые ограничения оборота огнестрельного оружия:1) высочайше утвержденное Николаем II Мнение Государственного Совета от 10 июня 1900 г. «О запрещении изготовления и привоза из-за границы огнестрельного оружия образцов, употребляемых в войсках»2) высочайшее постановление императора «О продаже и хранении огнестрельного оружия, а также взрывчатых веществ и об устройстве стрельбищ».

Соответственно ужесточались и таможенные ограничения на ввоз и вывоз огнестрельного оружия военных образцов.Существовали так же и тайные циркуляры царского правительства, предписывающие местным властям по своему усмотрению и с учетом сложившейся обстановки изымать оружие у нелояльных подданных.

Вот что писал о праве рядовых граждан на приобретение, хранение и использование гражданских видов оружия в «Очерке науки полицейского права» профессор Императорского Московского университета И.Т. Тарасов: «Невзирая на несомненную опасность от неосторожного, неумелого и злоумышленного пользования оружием, запрещение иметь оружие никоим образом не может быть общим правилом, а лишь исключением, имеющим место тогда, когда:

1. волнения, возмущения или восстания дают основательный повод опасаться, что оружием воспользуются для опасных преступных целей;

2. особые положение или состояние тех лиц, например, малолетних и несовершеннолетних, сумасшедших, враждебных или враждующих племен и т.п., которые дают повод к такому опасению;

3. прошлые факты неосторожного или злонамеренного пользования оружием, констатированные судом или иным способом, указали на целесообразность отобрания оружия у данных лиц».

 



 

 




Можно с уверенностью говорить, что в государстве Русском, затем Российском, право на оружие являлось неотъемлемым правом каждого законопослушного и психически здорового гражданина; оно, естественно, подвергалось некоторым временным и местным ограничениям. С течением времени это право претерпевало изменения, отвечая потребностям эпохи.

В XIX — начале XX вв. предоставление гражданам права на оружие, его приобретение, хранение и использование можно рассматривать как прогрессивное явление, поскольку в то время такое право существовало далеко не во всех странах. Законодательством в процессе эволюции выработался довольно жесткий порядок хранения, ношения и приобретения гражданами огнестрельного оружия. С XVII века право на ношение оружия предоставлялось только определенным категориям лиц.

В начале XX века ими были лица, у которых оружие являлось частью обмундирования (например, полицейские или жандармские чины), которым оно было необходимо в целях самообороны; некоторым ношение оружия было обязательно в силу обычая, законом не запрещенного; в целях охоты или занятий спортом.



С развитием огнестрельного оружия законодательство стало разделять его на виды: военного — невоенного образцов; нарезное — гладкоствольное; ружья — револьверы и т.п.Таким образом, с 1649 по 1914 год в Российском государстве сформировалась стройная законодательная система, избежавшая крайностей вседозволенности, с одной стороны, и поголовного запрета — с другой.

Покупное оружие, разрешенное к ношению при форме



На дарственном армейском оружии с 18 века наиболее часто делались памятные надписи: «За храбрость», «С нами Бог!», «Армия свободной России». Свобода как состояние общества существует до тех пор, пока владение оружием признается в нем естественным правом. Общество перестает быть свободным, когда естественное право владения оружием заменяется привилегией, дарованной государством.

Со времен Римской Империи основным отличием раба от свободного гражданина наряду с политическими правами было право на ношение и применение оружия — от кинжала под туникой до берданки в сарае или пистолета в кобуре. Невероятно, но факт — на протяжении почти всей своей истории жители России были почти поголовно вооружены (как, впрочем, и жители соседней Европы), вплоть до середины 20 века.

 




Люди без оружия легко становились добычей разбойников на больших дорогах или кочевников на границах, а также диких зверей. Оружие имели все — вплоть до крепостных крестьян. Пока либеральная публицистика исходила желчью о «дикой азиатчине» и «крепостных рабах», в собственности «рабов» находились охотничьи ружья и холодное оружие. На это не требовалось никаких лицензий и разрешений.



Свободно носили оружие там, где это диктовалось местными обычаями, не запрещенными законом — например, на Кавказе или в местах, где проживали казаки, но это касалось в основном холодного клинкового оружия. Кстати, на Кавказе свободно носили оружие не только местные «горные орлы» — русские, приезжавшие на Кавказ, имели при себе оружие чуть ли не в обязательном порядке, причем не только кинжалы, но и пистолеты.

Оружейная культура в России складывалась весьма своеобразно. Она имела весьма существенные отличия по регионам, были так же отличия между городом и деревней. В европейской части России револьверы и пистолеты считались «господским оружием» и для деревенского хозяйства абсолютно бесполезным. Длинноствольным нарезным оружием были вооружены «рисковые люди» — охотники, сибирские землепроходцы и казаки, у этих пассионариев того времени в каждом доме была винтовка или карабин.

Другое дело ружье — вещь полезная во всех отношениях. Без ружья ямщики, особенно в почтовой службе, не пускались в путь. Кабатчики держали его под прилавком, с патронами, заряженными крупной солью. Сторожа, храня хозяйское добро, пользовались им же. Пистолетами вооружались разъездные врачи. Право на приобретение, хранение и ношение оружия практически не ограничивалось.



В 17-18 веках стали появляться первые акты, устанавливающие категории подданных, могущих владеть оружием, и чем дальше, тем больше этих категорий становилось. Где-то с 19 века в некоторых регионах Империи система приобретения формально стала разрешительной — генерал-губернатор либо градоначальник выдавали психически здоровым и законопослушным жителям разрешение на приобретение «нестроевых» видов огнестрельного оружия (кроме охотничьего, его владение было свободным).

Они же, при наличии «чрезвычайных обстоятельств» (волнения, бунты, а также конкретные факты неосторожного либо злонамеренного использования оружия), могли лишить человека оружия или ввести особый порядок его продажи, но только на время этих обстоятельств.

 




Но на практике разрешения на оружие получали все, кто обращался, т.к. тогда государство еще не подозревало в каждом студенте марксиста и народовольца, а в каждом офицере — декабриста. За нарушение режима ношение оружия сводом законов Российской Империи устанавливалась ответственность, но тот же Свод минимизировал случаи ее применения.

Кроме того, в деревнях и сельских поселениях, где тогда жила большая часть населения, вообще не было никаких жандармов и чиновников, и каждый крестьянин считал своим долгом держать за печкой ружье от разбойников. Такой либерализм, кстати, породил весьма неоднозначную практику дуэлей.

Для горячих студентов, молодых поэтов, гордых офицеров и прочих дворян никогда не было проблемой решить мужской спор силой оружия. Правительству такая практика не нравилась, что приводило к запрещению дуэлей и строгой каре за участие в них, но никогда — к ограничению права на оружие. Известные дореволюционные русские юристы (Кони, Андреевский, Урусов, Плевако, Александров), обращали внимание на то, что подданные Российской империи весьма часто применяли ручное огнестрельное оружие для самообороны, защищая право на жизнь, здоровье, семью и собственность. Стоит ли говорить, что большинство из воспитанных в духе европейских свобод юристов прямо поддерживали право русских людей на свободное владение оружием.



В городах до 1906 года пистолеты «Наган» или «Браунинг» можно было приобрести совершенно свободно по доступной цене в 16 — 20 рублей (минимальная месячная зарплата). Более совершенные «Парабеллум» и «Маузер» стоили уже больше 40 рублей.

Были дешевые образцы, по 2-5 рублей, правда, они не отличались особым качеством. После первой русской революции началось изъятие огнестрельного оружия. Теперь купить пистолет имел право лишь человек, представивший для этого именное свидетельство (аналогичное современной лицензии), выданное начальником местной полиции.

 


Только в течение 1906 года были изъяты десятки тысяч револьверов и пистолетов, приобретенных русскими до принятия новых правил (в одном Ростове изъяли 1137 «стволов»). Но и эта кампания коснулась только мощных пистолетов (свыше 150 Дж дульной энергии) и военных образцов. Винтовки и карабины военного образца, в коренной России, так же изымались, в том числе и у «господ», кроме наградных и призовых экземпляров. «Цивильной публике», для охоты в европейской части России, считались разрешенными нарезные одно и двуствольные штуцера или «тройники». Да и на «окраинах Империи» люди были по прежнему достаточно вооружены.

Исключением являлись офицеры армии и флота, чины полиции и жандармерии, пограничной стражи, а также органов государственного управления, имевшие право на приобретение в личную собственность, для служебной надобности, любого стрелкового оружия. Эти «государевы» люди могли и даже обязаны были применять оружие для личной самообороны или поддержания общественного порядка и во внеслужебное время. Выходя в отставку, эти категории государственных служащих сохраняли за собой право на владение оружием.

В начале века, когда научно технический прогресс набирал обороты, и уже появлялись в России жилые дома и гостиницы во всех отношениях современные, где была и горячая вода, лифты, телефоны и холодильные установки. Электричеством освещались не только квартиры, номера и подъезды, но и прилегающие к новым домам территории, где бойко бегали городские трамваи на электрической тяге.

Тогда же было сказано новое слово и в области оружия самозащиты — бескурковый полуавтоматический (самозарядный) карманный пистолет, объединял компактность малокалиберного револьвера, или дерринджера, но безопасность и количество боеприпасов самозарядного.



Бескурковые пистолеты позволяли потенциальной жертве воспользоваться таким оружием без долгих приготовлений. Хрупкая напуганная и растерявшаяся дама могла поразить нападающего, даже не повредив при этом свой маникюр. Впрочем, были и разного рода гибриды, вполне удачные и пользовавшиеся спросом.

Анатолий Федорович Кони обер-прокурор уголовного кассационного департамента Правительствующего Сената (высшая прокурорская должность), член Государственного совета Российской империи «О праве необходимой обороны»: «Человеку присуще чувство самосохранения. Оно присуще ему и как существу нравственно — разумному, и как высшему созданию животного царства. Это чувство вложено природой в человека так глубоко, что не оставляет его почти никогда; человек стремится к самосохранению с одной стороны, инстинктивно, а с другой — сознавая свое право на существование.

 




В силу стремления к самосохранению человек старается избежать опасности и принимает все меры к ее отвращению; — он имеет на это право и притом право, которое должно быть рассматриваемо, как прирожденное. Сознавая свое право на существование, человек ограждает это право от всякого чужого посягательства, от всякого не права». Наиболее надежным пистолетом все же являлся револьвер, осечка одного патрона, не приводила к выводу револьвера из боевого состояния, так как при следующем нажатии на курок подавался уже другой патрон. А барабаны мелкокалиберных револьверов типа «Велодог» вмещали до 20 патронов.



Помимо охотничьих ружей, на покупку которых в России, до 1917 года никогда ни кому и ни от кого не требовалось разрешений. Были еще и пистолеты, по сути представлявшие из себя обрезы одно и двуствольных охотничьих ружей, как самых простых, так и стилизованных под старинные или боевые пистолеты.

Это очень грозное оружие (некоторые образцы способны напрочь разнести нападающему голову), наряду с охотничьими ружьями, пользовалось спросом у тех, кто не хотел отягощать себя походом в полицейский участок или в силу специфики работы передавал его, например, от одного сторожа другому или от одного продавца, сдавшего смену, другому.



Почти у всех кучеров и владельцев авто под сиденьем лежал такой пистолет или более дешевый, но не менее эффективный отечественный аналог, изобилие коих обеспечивали разного рода артели и товарищества, кои не нуждались в рекламе из-за своей дешевизны.

А государственный Императорский Тульский Оружейный Завод (ИТОЗ), помимо низкой цены, обеспечивал еще и высокое качество благодаря постоянно проводимым исследованиям и испытаниям. А вот закамуфлированные под трость ружья и пистолеты (некоторые модели, также не требовали совершенно никаких разрешений) всегда могли быть в руке и готовы к применению. Застать врасплох хозяина такого оружия весьма затруднительно даже для опытного разбойника:



У прагматичного русского крестьянства, как правило, наибольшим спросом пользовались отечественные охотничьи ружья, они же помимо всегда необходимой практической пользы, являлись и прекрасной гарантией от любых посягательств со стороны непрошеных гостей. Соотношение же цены и качества ставили знаменитый государственный Императорский Тульский Оружейный Завод вне всякой конкуренции, на свободном российском рынке гражданского оружия.

 




А так вот начинался государственный контроль за качеством производимой продукции, в частности оружия, которое и держалось на высочайшем уровне до 1917 года:



Можно с уверенностью сказать, что традиционно высокое качество русского оружия и строжайшая ответственность за государственное клеймо были заложены именно русскими царями. Кстати любителям поныть и простонать о постоянно обижаемых безоружных и беззащитных крестьянах и приврать о покровительстве русских царей помещикам, капиталистам, прочим «злобным эксплуататорам» и чиновникам, советую обратить внимание на то, каким наказаниям подвергались указанные группы лиц.

И как смягчалось наказание в соответствии с понижением ранга той или иной ответственной персоны и наоборот...Так же хочу обратить внимание на то, что практически всеми серьезными торговыми заведениями покупателям предоставлялась рассрочка платежей, при наличии поручительства (гарантийного письма, справки о доходах) военного начальства для военнослужащих или работодателя для гражданских лиц.

Естественно, с наступлением 1917 года, началом массового дезертирства с фронта, ослаблением правительством, контроль за вооружением граждан снизился в разы. К тому же уходящие с ненавистной войны солдаты зачастую возвращались домой с винтовками и пистолетами, а то и с чем потяжелей.

Таким образом, поголовная вооруженность русских времен Гражданской войны способствовала не только кровопролитию, но и самообороне жителей России от многочисленных банд, а также, например, изгнанию интервентов и широкой партизанской войне против Колчака в Сибири безо всякой Красной Армии.Интересный момент — после Октябрьской революции большевики смогли сразу закрепиться лишь в центральных губерниях России, население которых было вооружено меньше, чем на кавказских и казачьих окраинах. Жесткие действия продотрядов не встречали никакого сопротивления лишь в центральной России, из нее же наиболее охотно люди шли в Красную Армию — оружие возвращало чувство свободы.

 






Захватив власть, большевики пытались ограничить право на владение оружием, введя соответствующий запрет в Уголовный кодекс. Однако УК РСФСР 1926 года содержал совершенно смешную по тем временам санкцию — полгода исправительных работ или штраф до тысячу рублей с конфискацией оружия.

В 1935 году установилось лишение свободы до 5 лет, когда осложнилась ситуация в мире, а в стране орудовали разнокалиберные террористы, «органы» фактически закрывали глаза на нарушение этой статьи. Плюс ко всему это не касалось охотничьего оружия. Гладкоствольные ружья, берданки, «мелкашки» продавались и хранились совершенно свободно, как удочки или садово-огородный инвентарь. Для их приобретения нужно было предъявить охотничий билет.

Тут важно понять, что большевики не запретили, а просто перевели владение оружием в другую плоскость. И «завинчивание гаек» было компенсировано свободным оборотом охотничьего оружия и общей милитаризацией гражданской жизни. К тому же большинство гражданских пассионариев того времени — начальники заводов, партийные комиссары и все политически важные люди вплоть до бригадиров колхозов имели при себе пистолет и могли открыть огонь по тем кто им показался бандитом или террористом.

В период постоянной напряженности на границах оружие вообще было неотъемлемым атрибутом десятков миллионов человек, живших на угрожаемых территориях. И, например, «перегибы на местах» во время коллективизации тут же встретили адекватный вооруженный отпор, что послужило одной из причин корректировки курса и признания «головокружения от успехов». Оперативные донесения управлений НКВД того времени полны сообщений о том, как крестьяне беспощадной стрельбой встречали особо ретивых «коллективизаторов».

После 1953 года произошло и законодательное послабление порядка оборота оружия среди населения. Так гражданам было предоставлено право свободно приобретать в торгующих организациях охотничье гладкоствольное оружие без «заморочек» с охотничьими билетами. Тогда же группой юристов Верховного Совета РСФСР был подготовлен первый законопроект об оружии.

Согласно ему, «благонадежным гражданам» (как в царское время, лояльным режиму) предполагалось разрешить приобретать огнестрельное оружие, в том числе, и короткоствольное, на правах личной собственности. Предполагалось продавать гражданам снятые с вооружения образцы оружия (кроме автоматических), а так же трофейные и ленд-лизовские (ограничений по мощности применяемых боеприпасов не планировалось). Закон прошел согласование почти всех инстанций, кроме одной, самой главной — к концу 50-х «гайки» пришли в исходное положение.

 




Все изменилось в конце 1960-х годов. Было запрещено свободное владение даже охотничьим оружием и восстановлены требования охотничьих билетов. С тех пор никто, кроме полицейских и военных не мог свободно владеть оружием. Оружие превратилось в привилегию милиционеров и чекистов. Для рядового гражданина даже охотничье ружье означало унизительное «хождение по справкам». Началась кампания по сдаче «охотоминимума», которая вылилась в милицейскую разрешительную систему. А количество милиционеров выросло в пять раз.

Думаю, всім все зрозуміло?... Моє шанування.  В. Дейниченко

Аватар користувача Дейниченко Володимир

Кто против оружия для народа?

Почему «органы» против права людей на оружие самозащиты

 

Спросите себя – чего бы вы пожелали терпящему бедствие при нападении бандитов:

-потратить последние секунды на то, чтобы набирать “102”,

жалобно кричать “Караул!”

- или просто сдвинуть предохранитель у пистолета?

Какое действие, по-вашему, лучше защитит их от убийства, грабежа или изнасилования? – Что напугает преступника больше: ВОЗМОЖНОСТЬ сесть на пару-тройку лет ПОТОМ, если поймают и докажут, или вероятность получить пулю в брюхо – ТУТ И СЕЙЧАС

НО если вы спросите высоких полицейских чинов, да и тех, что пониже – то они будут категорическим противниками предоставления народу право на оружие самообороны - пистолет…

Вот ведь странное дело – помповик и «Калашников» успели разрешить в 90-е, а пистолет – НИЗЗЗЗЗЯ.

Почему это так? Где логика?

Логики в их запрете – нет! Но есть логичное объяснение почему они против…А вернее сразу два…

 

ОБЪЯСНЕНИЕ ПЕРВОЕ

Представьте что вы врач, и годами лечите людей ТОЛЬКО от отравления лекарствами, последствий самолечения, неправильного употребления прописанных таблеток… Только от этого.

Людей таких по стране не много - 2-3%, но вы загружены работой по самое не хочу…

И тут приходит к вам вменяемый человек, и спрашивает: а если у меня гипертонический криз или открытое кровотечение – можно я сам перевяжу рану или таблетку приму…

Но вы категорически против - ведь вы знаете чем кончаются случаи самолечения…А посему случись чего – подыхай, но жди помощи, а она приедет – через час-другой.

С ментами тоже самое….

Есть такая штука, как - Профессиональная деформация – врач начинает во всех видеть больных, а поварих при виде снявшего трусы психа, вспоминает, что яйца купить забыла.

Наиболее подвержены профдеформации лица, работающие с людьми: работники правоохранительных органов, руководители, депутаты, социальные работники, педагоги, медики, продавцы, психологи.

По-разному это может проявляться в зависимости и от профессии :

-          у учителей — в авторитарности и категоричности суждений,

-          у психологов— в стремлении манипулировать другим человеком,

-          у следователя — правовая подозрительность;

-          у оперативного работника — актуальная агрессивность;

-          у адвоката — профессиональная изворотливость;

-          у прокурора — обвинительность.

И сей час я вас обрадую: у господ полицаев и других достойных людей из правоохранительных органов есть обще-профессиональная деформация, т.е. свойственная как рядовому БОЙЦУ в цепи ОМОНА, так и оперу, и сотруднику внутренней безопасности.

По научному эта хрень называется - асоциальная перцепция.

А если по рабоче-крестьянскому, то так:

КАЖДЫЙ гражданин воспринимается как потенциальный нарушитель. Каждый!

И ТЫ в том числе…

Мало кто не знает фразу – «Отсутствие у вас судимости это не ваша заслуга.Это наша недоработка!» …Дык это они про вас. И это вовсе не шутка..

 

А теперь задумайтесь, если каждый человек у нас – не гражданин, не союзник правоохранительных органов в борьбе с преступностью и вообще – няшка достойная всяческого доверия, а просто – преступник еще не успевший совершить преступление/или удачно его скрывший, то разве можно такому уроду давать право на пистолет?:

 - «Нет, и однозначно нет!"

- "Не сейчас, это преждевременно, народ у нас такой – дашь ему право приобрести пистолет, у нас улицы кровью зальются…"

- "Народ у нас еще не созрел" (странно- но в Молдове созрел, а у нас не созрел. Молдаванин сознательнее русского?»)…и т.к. далее, и том подобное, под дружное кивание толстожопых домохозяек, которые считают, что нужно утопить ружье мужа …на всякий случай…а то мало ли…

Это первое объяснение почему «органы» против пистолета в руках хрупкой  девушки и инвалида-почечника или отца семейства, который идет встречать с маленьким отпрыском с работы беременную супругу….

Ведь с точки зрения ментов – они все будущие преступники…

Девушка – это будущая блядь и плечевая проститутка.

Инвалид колясочник – однозначно щипач -карманник..В автобусе скажет что руки тряслись – не в тот карман попал. А бить инвалида – постесняются.

Ну а если мужчина идет с десятилетним мальчиком по улице взяв за руку или при расставании чмокнув в нос или щеку – однозначно педофил.

Ну разве ТАКИМ УРОДАМ можно доверять?

А тем более  - оружие? 

Впрочем, есть еще возражения, что дескать девушке, инвалиду или просто – «не-менту» – пистолет не нужен , т.к. все равно они не смогу им воспользоваться….

Если честно, то это напоминает отказ аптекарши продать больному сердечнику валидол на том основании, что в инструкции к лекарству он не разберется….

И Вы не поверите! Но это объяснение - почему менты против пистолета на руках у граждан самое хорошее для них… Ибо согласно нему они всего лишь добросовестно заблуждаются, но действуют из самих благих побуждений…

Но есть и второе объяснение..нехорошее… 

 

ОБЪЯСНЕНИЕ ВТОРОЕ

Сначала только цифры

Количество полицейских на 100 000 населения в мире:

1-е место Белоруссия - 1442

2-e Бруней - 1074

3-e МЕСТО - Россия – 976 ПОЛИЦАЕВ НА 100 ТЫС. НАСЕЛНИЯ

  

 

А теперь - какое место в мире занимает Россия Страны по уровню умышленных убийств на 100 000 населения в год?! -

Входит в двадцатку "лидеров" с показателем 10,2 ЧЕЛ НА 100 000 НАСЕЛНИЯ В ГОД

Но ведь нам известно мнение нашей полиции, - ежели дать возможность гражданам самим и нормальным оружием, а не помесью рогатки с фалоимитатором, защищать свою жизнь, то мы тут все друг - друга перестреляем…

Я почти готов в это поверить, но вот подумалось мне два вопроса:

-          Если преступность упадет ВДВОЕ – надо ли будет сокращать крупнейший в мире аппарат полицаевполицейский аппарат? – Вы считаете что ДА?! – ИДЕМ ДАЛЕЕ…

-          Заинтересована ли полиция, как структура, в своем сокращении, урезании штатов, полномочий и т.п.? – Вы считаете, что НЕТ?! – Отлично!

Кажется у нас намечается ответ, но давайте не будем рубить с плеча, а глянем, как там у них – бывших наших соотечественников, в т.ч. и русских.

 

ИТАК

ЛИТВА (12% русскоязычного населения)

После разрешения ношения и хранения гражданского нарезного оружия был зафиксирован значительный спад тяжких преступлений.

-Полицаев на 100 000 населения - 327 шт. (т.е. ровно в три раза меньше чем в РФ)

- Число душегубств на 100 000 населения – 7,2 (т.е. в полтора раза меньше чем в РФ)

Там что РУССКИЕ – ДРУГОГО СОРТА?! РАЗ ТЕМ РУССКИМ МОЖНО ВЛАДЕТЬ ОРУЖИЕМ, А НАШИМ НЕТ?

 

 

ЛАТВИЯ (30% русскоязычного населения)

После разрешения ношения и хранения гражданского нарезного оружия был зафиксирован результат аналогичный литовскому.

-Полицаев на 100 000 населения - 370 шт. (т.е. почти в три раза меньше чем в РФ)

- Убийств на 100 000 населения – 3, 6  (т.е. ровно в три  раза меньше чем в РФ)

НАВЕРНОЕ И ТАМ РУССКИЕ ДРУГОГО СОРТА?

 

ЭСТОНИЯ (около 40% русскоязычного населения)

-Полицаев на 100 000 населения - 239 (т.е. почти в ЧЕТЫРЕ раза меньше чем в РФ)

- Убийств на 100 000 населения – 6,3 (т.е. примерно  в два раза меньше чем в РФ)

 

Я уже слышу в ответ разную фигню, типа: 

- «там люди другого менталитета.. – спокойные и уравновешенные»

- «там более высокий уровень жизни..».

 

На это дам аж два ответа – «далекий» и «близкий»

Сначала - «ДАЛЕКИЙ» - есть такая страна Йемен

Довольно бедная страна -173-е место.

Но Йемен - второй по вооружённости регион мира (первый – США), с 60 стволами на каждые 100 человек - крайне благополучен в криминальном отношении и имеет 3,3 убийств на 100 тысяч человек в год (в России этот показатель соответственно 20,8).

Ну дык это у нигр черно..опых, да арабов….

 

А у нас тоже есть свой «Йемен» - Молдова – самая бедная страна в Европе, и самая пьющая страна в мире.

 

В Молдавии гражданам разрешили иметь пистолеты и револьверы. Результат: преступность упала почти вдвое.

Несмотря на то, что молдаванин зарабатывает в среднем раз в восемь меньше гражданина РФ, т.е. базис для насильственной преступности велик:

-          Штат полиции в республике Молдова на 100 000 нас. – 388 чел. (в 2,5 раза меньше чем РФ)

-          Убийств на 100 000 населения - 7,5 (в полтора раза  меньше чем в РФ)

 

 

P/S/ Представители полиции как правило против наличия пистолета на руках у населения…Интересно, каких из них больше - тех, что считают народ потенциальным преступным быдлом или тех, кто опасается,  что будет поставлен вопрос о его профпригодности?

 

ВI�'���1� 0� �е, что НЕТ?! – Отлично!

 

Кажется у нас намечается ответ, но давайте не будем рубить с плеча, а глянем, как там у них – бывших наших соотечественников, в т.ч. и русских.

 

ИТАК

ЛИТВА (12% русскоязычного населения)

После разрешения ношения и хранения гражданского нарезного оружия был зафиксирован значительный спад тяжких преступлений.

-Полицаев на 100 000 населения - 327 шт. (т.е. ровно в три раза меньше чем в РФ)

- Число душегубств на 100 000 населения – 7,2 (т.е. в полтора раза меньше чем в РФ)

Там что РУССКИЕ – ДРУГОГО СОРТА?! РАЗ ТЕМ РУССКИМ МОЖНО ВЛАДЕТЬ ОРУЖИЕМ, А НАШИМ НЕТ?

 

 

ЛАТВИЯ (30% русскоязычного населения)

После разрешения ношения и хранения гражданского нарезного оружия был зафиксирован результат аналогичный литовскому.

-Полицаев на 100 000 населения - 370 шт. (т.е. почти в три раза меньше чем в РФ)

- Убийств на 100 000 населения – 3, 6  (т.е. ровно в три  раза меньше чем в РФ)

НАВЕРНОЕ И ТАМ РУССКИЕ ДРУГОГО СОРТА?

 

ЭСТОНИЯ (около 40% русскоязычного населения)

-Полицаев на 100 000 населения - 239 (т.е. почти в ЧЕТЫРЕ раза меньше чем в РФ)

- Убийств на 100 000 населения – 6,3 (т.е. примерно  в два раза меньше чем в РФ)

 

Я уже слышу в ответ разную фигню, типа: 

- «там люди другого менталитета.. – спокойные и уравновешенные»

- «там более высокий уровень жизни..».

 

На это дам аж два ответа – «далекий» и «близкий»

Сначала - «ДАЛЕКИЙ» - есть такая страна Йемен

Довольно бедная страна -173-е место.

Но Йемен - второй по вооружённости регион мира (первый – США), с 60 стволами на каждые 100 человек - крайне благополучен в криминальном отношении и имеет 3,3 убийств на 100 тысяч человек в год (в России этот показатель соответственно 20,8).

Ну дык это у нигр черно..опых, да арабов….

 

А у нас тоже есть свой «Йемен» - Молдова – самая бедная страна в Европе, и самая пьющая страна в мире.

 

В Молдавии гражданам разрешили иметь пистолеты и револьверы. Результат: преступность упала почти вдвое.

Несмотря на то, что молдаванин зарабатывает в среднем раз в восемь меньше гражданина РФ, т.е. базис для насильственной преступности велик:

-          Штат полиции в республике Молдова на 100 000 нас. – 388 чел. (в 2,5 раза меньше чем РФ)

-          Убийств на 100 000 населения - 7,5 (в полтора раза  меньше чем в РФ)

 

 

P/S/ Представители полиции как правило против наличия пистолета на руках у населения…Интересно, каких из них больше - тех, что считают народ потенциальным преступным быдлом или тех, кто опасается,  что будет поставлен вопрос о его профпригодности?

Думаю, всім все зрозуміло?... Моє шанування.  В. Дейниченко

Аватар користувача Дейниченко Володимир

Стрелять ад

Стрелять ад

 

В последние годы мой дед по матери, Нисифоров Николай Егорович, свиней не резал, а стрелял из своего охотничьего ружья. Выйдет во двор, вскинет ружье и в лоб: бах. Эффект тот же, а крови и возни куда меньше.

...Однажды ночью к нам в деревенский наш, богатый по советским временам, двор забрались воры. Бабушка услышала и разбудила деда. Дед снял ружье со стены и пошел во двор, в тапках и в семейных трусах. Воры услышали шлепанье дедовых тапок и быстро убежали в ближайшую лесную посадку — она начиналась ровно через дорогу от нашего дома. Николай Егорович обошел двор, никого не обнаружил, затем неспешно открыл засов на уличной деревянной двери, толкнул ее ногой — она со скрипом открылась... — прицелился и выстрелил в луну. Те, что сидели в леске, наверное, не знали, что он стреляет по луне. Догадываюсь, что им было по-настоящему страшно: бешеный старик, убьет еще.

Другой дед, уже по отцу, Прилепин Семен Захарович, своих свиней резал до самого последнего года жизни. Я думал, что у него и ружья нет. Но как-то летом мы сидели во дворе — дед, отец, я, — и кто-то вдруг заметил в небе ястреба.

— Гусячий выводок на реке — заклюет, — сказал дед раздумчиво и, скорей, равнодушно к судьбе гусят.

— Может, подбить? — спросил отец.

Дед ответил неопределенно-утвердительным междометием. Тут же невесть откуда появилось ружье. Я застыл в ожидании. Ястреб быстро догадался, к чему идет дело, и медленно отбыл куда-то в стратосферу, становясь все меньше и меньше, пока не растворился в синеве полностью.

...Речь о том, что оружие я видел с детства. Вид его не удивлял.

С 18 лет я сам часто им пользовался. Закончилось это, когда мне было 25 лет, и с тех пор я ни разу не брал в руки оружия. Просто неинтересно. Оба деда умерли, мне по наследству достались два ружья, но я не взял их в свой дом. Мне они не нужны. На охоту я не хожу, свиней и гусей не держу, гражданская война еще не началась — к чему мне оружие?

Много говорят о легализации оружия. Я категорически против.

Вы скажете: а твои деды? Мои деды — настрелялись. Николай Егорович был пулеметчиком, у него за войну погибло шесть «вторых номеров». «Дед, а ты видел немецких офицеров?» Дед, очень просто и обыденно: «Офицеров? Да я их убивал». Другой дед был командиром артиллерийского расчета. Такой войны, какую видели они, я не видел, но я тоже много стрелял, целясь и не целясь, в разные стороны.

Все мое горячее мальчишество давно удовлетворено. Про дедов и говорить нечего.

Оружие уместно в тех местах, где никому не надо самоутверждаться. В сибирских деревнях, где они еще сохранились, оружие есть в каждом доме. Ну, так оно там нужно. Там то медведь забредет в деревню, то стая волков забежит. Там еще встречаются старожилы, помнящие про беглых каторжников. Там, наконец, охота — дело пропитания, а значит, продолжения жизни.

А у нас, в городе, какое такое дело, что нам нужно с собой таскать ствол? Оружие, быть может, было бы уместно в тех странах, где мужская пассионарность имеет возможность быть проявленной. Страна, осваивающая тайгу, штурмующая вершины и забирающаяся с ногами в космос, страна, разруливающая военные конфликты по всему свету, страна, где каждый второй пацан прыгал с парашютом, — она, предположительно, имела бы право и на ствол. Но не страна, где каждый второй пацан глотал таблетки, курил дурь и колол себе в вену.

Мы живем в государстве, где девять десятых представителей мужского населения еще не доказали не то что другим, но даже самим себе, что они мужчины. Но очень хотят доказать — уровень агрессии у нас зашкаливает. Комитеты солдатских матерей и некоторые истероидные журналисты любят популяризировать миф про «чеченский» и «афганский» синдром: да полноте вам. Всерьез воевавшие люди в большинстве своем и относятся к этому всерьез. От дураков никто не застрахован, попадаются они и среди ветеранов, но куда чаще истерики и невротики, склонные к агрессии, встречались мне среди людей, которые никогда форму не носили и живую мишень в прицел не наблюдали.

Что до ветеранов с поехавшей на бок крышей, то и они развращены не столько войной, сколько отсутствием смысла вне войны и безвыходной подлостью повседневности. Вы заметили, что среди прошедших Отечественную таких почти не попадалось? Вот вам и ответ на все вопросы: для наших дедов и прадедов жизнь была преисполнена смысла, они когда-то вернулись из окопов в мир, стоявший хоть на каком-то фундаменте, а нынешний мир висит в воздухе, подвешенный то ли за голову, то ли за ногу, то ли еще за что-то.

Белгородский стрелок Сергей Помазун, убивший шесть человек, объяснял при задержании, что стрелял не в детей — «я стрелял ад», сказал он. (Некоторые ошибочно пишут, что он произносит «стрелял в ад»; нет, вслушайтесь: «стрелял ад»!)

Главный ад, конечно, в голове Помазуна, но его и вокруг хватает. Мы хотим, чтоб ада стало больше? Нам его быстро устроят.

В России около 900 тысяч шизофреников. Далеко не все из них опасны, но безопасны тоже далеко не все. Свыше 30% населения подвержены разнообразным депрессиям.

Не все, пребывающие в депрессии, склонны стрелять по людям, но у тех, кто стреляет, обычно с этого все и начинается. 56% страдающих депрессией склонны к самоубийству ― по крайней мере, так было до сих пор. Но если под рукой ружье?

Еще не так давно пик заболевания депрессией приходился на возраст между 30 и 40 годами, но на сегодняшний день депрессия помолодела и поражает людей до 25 лет. Тех самых, у которых уровень тестостерона зашкаливает. Замечательный пример: из Санкт-Петербурга — не из вымирающего городка, где остановилось все производство, и не из приграничного поселка, где власть захвачена пришлыми людьми, а из северной столицы — сообщают, что там пятая часть жителей является потенциальными пациентами психиатра. Каково?

Нам обещают, что к 2020 году психические расстройства войдут в первую пятерку болезней. Психические расстройства обгонят в этом плане сердечно-сосудистые заболевания, до сих пор традиционно лидировавшие! Мир сходит с ума, а Россия сходит еще быстрее. По количеству психопатов в Европе мы ― лидеры. Чего нам не хватает? Правильно, оружия! Только оружия и не хватает!

...Тот, кто всерьез верит, что способен один отстреляться от пяти дегенератов со стволами, — ему самому надо идти на учет к психиатру. Хотя одними дегенератами — в прямом и переносном смысле — список потенциальных охотников не исчерпывается. Говорить про миграцию в новом чудесном мире — моветон, но мы попробуем обсудить приезжих граждан в другом, политкорректном, аспекте.

Дабы выправить ужасную демографическую ситуацию, российские власти из года в год легализуют сотни тысяч мигрантов. Коренное население, в лице молодых людей с рабочих окраин, относится к мигрантам незаслуженно плохо и все время норовит продемонстрировать свое отношение на деле. Очевидно, что получившие законное гражданство тоже желали бы иметь право на самозащиту — желательно, в виде короткоствольного оружия. Или все-таки не надо им такого права предоставлять? Сколько там в Москве узбеков и азербайджанцев? Давайте их всех вооружим. Москву мало кто любит — вот будет отличный способ позлорадствовать над москвичами.

...Я объехал всю страну и спокойно хожу в любое время суток по любым улицам любых городов. Проблем, конечно, хватает с избытком и сейчас, но если что и успокаивает лично меня, так это уверенность, что оружия тут ни у кого нет, кроме полицаев. А если есть, то это исключение из правил, с которым еще надо исхитриться столкнуться.

Если мы все-таки хотим устроить по всей стране ежедневный аттракцион под условным названием «Встреча самурая с московским озорным гулякой в прериях российского Черноземья», то стволы нам в руки. Однако всякий желающий расстрелять ад должен знать, что ад стреляет еще лучше.

Ад попадает и выигрывает.

Думаю, всім все зрозуміло?... Моє шанування.  В. Дейниченко



Отдых с детьми на море, Крым, Севастополь, Любимовка.